ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ В СИСТЕМЕ НАКАЗАНИЙ ПО УЛОЖЕНИЮ О НАКАЗАНИЯХ, УГОЛОВНЫХ И ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ, 1845 ГОДА - Свод законов

ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ В СИСТЕМЕ НАКАЗАНИЙ ПО УЛОЖЕНИЮ О НАКАЗАНИЯХ, УГОЛОВНЫХ И ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ, 1845 ГОДА

Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний

Уголовно-исполнительная политика является составным элементом государственной политики. Уголовно-исполнительная политика определяет основные направления государства в области исполнения наказаний, как связанных с изоляцией от общества, так и не связанных с изоляцией от общества.

Первостепенное значение отводится исполнению наказаний, связанных с изоляцией от общества, и прежде всего, лишению свободы. Хотелось бы отметить, что на разных этапах исторического развития происходит изменение основных целей, задач и направлений уголовно-исполнительной политики. Реализация основных направлений уголовно-исполнительной политики государства находит свое проявление в различных формах и методах:

во-первых, в развитии и совершенствовании уголовно-исполнительного законодательства;

во-вторых, в организационных формах исполнения наказаний как связанных с изоляцией от общества, так и не связанных с изоляцией от общества.

Система учреждений и органов, исполняющих наказание в виде лишения свободы, зависит от системы наказаний, устанавливаемых уголовным законодательством.

Необходимо отметить, что в период с 1832 по 1845 год, велась активная кодификационная работа, направленная на создание качественного российского уголовного и уголовно-исполнительного законодательства.

Николай I создает специальную комиссию под руководством М.М. Сперанского, которая свою законотворческую деятельность разделила на два самостоятельных этапа. Первый этап заключался в разработке и издании Полного свода законов Российской империи, систематизирующего все действующее на тот период времени законодательство. Второй этап включал в себя подготовку проекта нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных.

Результатом данной законотворческой работы и инициативы стало принятие нормативно-правовых актов, и, прежде всего Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Подчеркнем, что на содержание Уложения о наказаниях уголовных и исправительных огромное влияние оказало использование его разработчиками зарубежного опыта. В ходе подготовки проекта Уложения были изучены действующие уголовные уложения ряда европейских государств, среди которых значились, шведское (1734 г.), прусское (1798 г.), австрийское (1803 г.), французское (1810 г.), баварское (1813 г.), неаполитанское (1819 г.).

В разные годы Уложение пересматривалось, издавалось в новых редакциях (1), но его феодально-сословная сущность оставалась неизменной (2).

Необходимо отметить, что в данном нормативно-правовом акте получили закрепление и развитие законодательные нормы подтверждающие необходимость и незыблемость самодержавной власти. Исходя из этого, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года были введены новые составы преступлений: преступления, посягающие на основы государственного устройства, преступления, посягающие на государственную безопасность и порядок управления.

Уложение различало лиц, "изъятых от телесного наказания", к которым относились дворяне, священнослужители, купцы, почетные граждане и некоторые другие категории населения, и лиц, "неизъятых", к которым применялись телесные наказания в виде нанесения ударов плетьми, розгами, шпицрутенами, наложения клейма.

В данном нормативно-правовом акте наказания представляли собой своеобразную "лестницу", в соответствии с чем, все наказания располагались в зависимости от степени тяжести от более сурового - к менее тяжким: от смертной казни - до внушения (3).

В юридической литературе существует мнение, что "установление такой лестницы имело существенное значение для законодателя и еще более для судьи. Законодателю такая лестница облегчала выбор наказания для отдельных преступных деяний соответственно их значению для правового порядка, а для судьи она создавала возможность исполнять возлагаемую на него законом обязанность, соразмерять наказуемость с обстоятельствами отдельного преступления и со степенью преступности виновного, делая возможным переход от одного вида или рода наказания к другому" (4).

Основная градация наказаний в дореволюционном уголовном законодательстве России определялась содержанием кары и была основана на дифференциации преступных деяний. По сути, существовали две относительно самостоятельные системы наказаний: уголовные и исправительные.

При этом законодатель, по-видимому, исходил из нескольких соображений:

* разграничения уголовно-правовой оценки двух неравнозначных по характеру общественной опасности категорий преступных деяний, каковыми выступали преступление и проступок;

* обеспечения адекватной пенализации, т.е. соответствия наказания содеянному;

* недопущения диффузии наказаний в санкции и, тем самым, сужения диапазона кары за однородные деяния;

* установления жестких рамок судейского усмотрения в выборе наказания и предупреждения произвола при его индивидуализации (5).

В соответствии со статьей 3 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных "за преступления и проступки, по роду и мере важности оных, виновные подвергались наказаниям уголовным или исправительным" (6). Выше сказанное дает основание утверждать, что данный нормативно-правовой акт делил наказания на уголовные и исправительные.

Выделение же из системы уголовных наказаний группы исправительных наказаний должно было, по замыслу законодателя, подчеркнуть новое содержание уголовной политики - исправительное. В известной мере это была дань моде, а вернее, новым веяниям в уголовной и пенитенциарной науках на Западе и в России. Реализации идеи исправления уголовного преступника (буржуазной по своему происхождению) в наибольшей степени соответствует исполнение наказания через лишение свободы (7). По нашему мнению, составители Уложения отдавали приоритет лишению свободы среди средств исправления преступника.

Статья 18 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных указывает на следующие уголовные наказания:

* лишение всех прав состояния и смертная казнь;

* лишение всех прав состояния и ссылка в каторжные работы;

* лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь;

* лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ.

* К исправительным же наказаниям в соответствии со статьей 34 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных относило:

* лишение всех особенных прав и преимуществ, как лично так и по состоянию осужденного ему присвоенных, и ссылка в Сибирь;

* ссылка на житье в другие, кроме сибирских, более или менее отдаленные губернии (8) ;

* временное заключение в крепости;

* временное заключение в смирительные или работные дома;

* временное заключение в тюрьме;

* кратковременный арест;

* выговоры в присутствии суда; замечания и внушения от мест судебных или правительственных;

* денежные взыскания.

Выделив, уголовные и исправительные наказания, Уложение 1845 года в отличие от всей предшествующей нормативно правовой базы определило несколько видов лишения свободы. На первом месте среди них оно поставило исправительные арестантские роты гражданского ведомства, а вслед за ними перечислило рабочий дом, смирительный дом, крепость, тюрьмы и кратковременный арест.

Лишение свободы в виде исправительных арестантских рот гражданского ведомства было одним из самых суровых видов наказания. Данное наказание имело пять ступеней тяжести: первая ступень от 8 до 10 лет лишения свободы с предварительным нанесением от 90 до 100 ударов розгами, пятая ступень от 1 до 2 лет лишения свободы с предварительным нанесением от 50 до 60 ударов розгами (9). В соответствии с Уложением о наказаниях уголовных и исправительных, данный вид наказания назначался: за создание тайных обществ без явной направленности против государственного устройства от 8 до 10 лет лишения свободы; за воспрепятствование исполнению правительственных распоряжений от 4 до 6 лет; за похищение со взломом из церкви, взяточничество и вымогательство взятки до 4 лет; за обман в виде самовольного присвоения компетенции правительственного чиновника, публичное оскорбление чиновника с попыткой "поднять руку" на него до 2 лет лишения свободы.

Необходимо отметить, что из исправительных рот был возможен перевод на более мягкий режим в арестантские отряды с сокращением срока или в случае болезни в рабочие дома с увеличением срока в полтора раза. За нарушение режима и попытку побега срок заключения увеличивался на пол года, и в обязательном порядке предусматривались телесные наказания.

Лишение свободы с временным помещением в крепость с потерей лишь некоторых, лично или по состоянию осужденного присвоенных ему прав и преимуществ по мере вины лица назначалось на срок от двух до четырех лет или от четырех до шести лет. Временное заключение в крепости без всякого ограничения прав и преимуществ, назначалось на срок от шести недель до шести месяцев или от шести месяцев до одного года, а также от одного года до двух лет, в зависимости от тяжести совершенного преступления.

В соответствии со статьей 39 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, лишение свободы с помещением в смирительный дом, с потерей некоторых особенных, лично или по состоянию осужденного присвоенных ему прав и преимуществ назначалось, по мере вины, на срок от одного года до двух лет или от двух до трех лет. Помещение в смирительный дом, без всякого ограничения прав и преимуществ, назначалось на срок от трех до шести месяцев или от шести месяцев до одного года лишения свободы.

Заключение в тюрьму определялось, также в зависимости от вины осужденного и назначалось на срок от трех до шести месяцев или от шести месяцев до одного года, а также от одного года до двух лет лишения свободы.

В соответствии с уложением, тюрьма назначалась за такие преступления, как угроза начальнику или господину, за различные преступления имущественного характера, за преступления против личности, за должностные преступления и пр.

Статья 42 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, предусматривает назначение кратковременного ареста осужденному, в зависимости от его вины на срок от одного дня до трех месяцев.

Подчеркнем, что в соответствии с Уложением с потерей всех особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию обвиненного ему присвоенных, осужденный лишается не только почетных титулов, дворянства, чинов и других знаков отличия, но и права, после освобождения из временного заключения:

* вступать в государственную или общественную службу;

* записываться в гильдии или получать какого-либо рода свидетельства на торговлю;

* быть свидетелем при каких-либо договорах и других актах и давать по делам гражданским свидетельские показания, под присягою или без присяги, кроме лишь случаев, в коих судом будет признано необходимым потребовать его показаний;

* быть избираемым в третейские судьи;

* быть опекуном или попечителем;

* быть поверенным по чьим-либо делам. Необходимо подчеркнуть, что в данный период времени тюремное заключение, с одной стороны, и исправительные арестантские роты, с другой, поглощали все большее количество осужденных.

По нашему мнению, увеличение этих наказаний определялось, прежде всего, ограничением ссылки на поселение, нецелесообразность которой стала совершившимся фактом, а огромное количество беглых сибирских бродяг были живым тому подтверждением.

Рост тюремного населения требовал от законодательства и администрации особого внимания к тюрьме. Но ни законодатель, ни центральная и местная администрации по-прежнему ей никакого внимания не уделяли.

Необходимо отметить, что Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года установило особый порядок определения и применения наказаний к несовершеннолетним, несколько отличный от общего установленного порядка.

Так, за совершение некоторых преступлений, санкции, наказания которых предусматривали наказания плетьми и ссылку на каторжные работы, несовершеннолетние наказывались ссылкой на поселение и наказанием плетьми, эта категория лиц подвергалась заключению в монастырь или смирительный дом сроком до 8 лет. За общественно опасные деяния, предусматривающие наказание в виде заключения в смирительный или работный дом несовершеннолетние наказывались заключением в монастырь сроком от 2 месяцев до 1 года (10).

Так же хотелось бы отметить, что несовершеннолетние, имеющие от роду более четырнадцати лет, но менее двадцати одного года, за учинение преступлений, которые влекут за собою лишение всех прав состояния, подвергаются тем же наказаниям, как и совершеннолетние, с тою лишь разницей, что наказания телесные над теми, которые по состоянию своему от оных не изъяты, совершаются не чрез палачей, а чрез полицейских служителей, и не плетьми, а розгами, и что время работ, к коим они приговариваются, сокращается одною третью; а в случаях, когда их следовало приговорить к каторжной работе в рудниках без срока, они приговариваются к каторжным работам в рудниках на двадцать лет (11).

Подчеркнем, что за преступления, менее тяжкие, за кои определяются законом лишение всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и ссылка на житье в Сибирь или другие отдаленные губернии, или же отдача в арестантские роты гражданского ведомства, или в рабочие дома, несовершеннолетние от четырнадцати лет до двадцати одного года, без лишения особенных прав и преимуществ, лично или по состоянию им присвоенных, отдаются в военную службу рядовыми с выслугою, или, в случае неспособности к строевой службе, в писцы военного ведомства, также с выслугою (12).

В соответствии с Уложением, если несовершеннолетний совершал преступление по неосторожности, в возрасте от 14 до 21 года, то лишение свободы ему не назначалось. По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года несовершеннолетний подвергался домашнему исправительному наказанию, по распоряжению родителей или опекунов.

При назначении несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы с отбыванием в смирительном доме, крепости или тюрьме, данная категория заключенных содержалась отдельно от прочих заключенных.

Следует заметить, что законы крепостного права допускали наказание лишением свободы несовершеннолетних, не совершавших преступлений, а отданных в места заключения по воле помещиков.

По нашему мнению, вся так называемая "лестница" наказаний, изложенная в Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, насквозь была пронизана классовыми различиями и приоритетами.

Закон без всякого стеснения устанавливал две различные мерки для измерения вины и меры наказания. При выборе наказания он разделял российских подданных на изъятых от телесного наказания и неизъятых от него. Принадлежность к многомиллионной группе неизъятых была "законным" основанием для увеличения наказания осужденному. Отягощение наказания при ссылке в каторжные работы и на поселение состояло в добавочном назначении наказания плетьми и клеймения лица. Таким образом, если преступление было совершено по соучастию людьми различных сословий, например, помещиком и его крестьянином и суд находил их обоих одинаково виновными и назначал ссылку в каторжные работы для каждого из них на один и тот же срок, он добавочно присуждал крестьянина к плетям до 100 ударов и клеймению лица. Исправительные арестантские роты гражданского ведомства существовали по Уложению 1845 года только для неизъятых, притом с непременным предварительным наказанием розгами от 50 до 100 ударов. За такие же преступления изъятые подлежали ссылке на житье в Сибирь, причем суд мог, но не обязан был назначить временное лишение свободы. Когда изъятые присуждались к ссылке на житье в европейские губернии, неизъятые попадали в рабочий дом (13).

Приговоренные к тюремному заключению крестьяне и мещане могли быть используемы на общественных или других работах. Но эта же статья объявляла, что лица всех прочих состояний могут заниматься работами лишь по их собственному желанию. Даже при наказании наиболее легким видом лишения свободы - кратковременным арестом - дворяне и чиновники находились в исключительном положении: суд мог назначить им отбывание этого ареста в их собственных домах или при местах службы. Таким образом, составители Уложения 1845 года провели классовый момент в борьбе с преступностью еще ярче, чем это было в предшествовавшем законодательстве (14).

Отметим, что Уложение 1845 года содержит 2 224 статьи, из которых 181 статья относится к общей части, а 2 043 статьи - к особенной части. Из этих 2 043 статей очень значительное их число, а именно 848 статей, содержат в своих санкциях тот или иной вид лишения свободы: исправительно-арестантские роты упомянуты в 327 статьях, арест - в 304 статьях, тюрьма - в 249, смирительный дом - в 146, рабочий дом - в 126, крепость - в 84, монастырь - вбив одной статье упомянуто "содержание под стражей" (15).

Исходя из выше сказанного, можно сделать вывод, что роль лишения свободы по Уложению 1845 года первостепенна. Напомним, что в XV томе Свода законов 1832 года наказание тюрьмою было упомянуто только в 18 статьях, арестом - в 5 статьях, смирительным и рабочим домами - в 13 и арестантскими ротами - в 5 статьях.

Отметим, что характерной чертой данного нормативно-правового акта было назначение более строгих видов лишения свободы и более продолжительных сроков, когда преступление было направлено непосредственно против царя, против религии, против господствующего класса.

Учитывая все недостатки, которыми было наполнено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года законодатель вынужден был конкретизировать данный документ в других нормативных актах, в первую очередь в Уставе о содержащихся под стражей и Уставе о ссыльных, которые непрерывно редактировались по мере внесения изменений в уголовное законодательство. В соответствии с чем, многие из мер, предусмотренных Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, не перешли в Уголовное уложение 1903 года. Большинство наказаний претерпели существенные изменения. Система наказаний стала проще и удобнее в применении.

Вместе с тем внутренняя политика царизма того периода, ориентированная на увеличение центральных органов управления, не позволила создать эффективную систему управления исправительными учреждениями, в которой так нуждалась уголовно-исполнительная система России.

Все вышеперечисленное в совокупности сыграло положительную роль в создании единой уголовно-исполнительной системы России. Однако, как совершенно верно отмечал И.Я. Фойницкий, исправительная идея уже была сформулирована, но, "с одной стороны, недостаток родного опыта, с другой - множество установленных уголовными законами отдельных видов лишения свободы, по которым невозможно было устроить повсеместно особые тюрьмы для каждого, представляли весьма серьезное препятствие для правильной практической постановки этой идеи" (16).

***

(1) Уложение о наказаниях уголовных и исправительных трижды претерпевало изменения и выходило в новых редакциях в 1857, 1866 и 1885 гг.

(2) См.: Кодан С.В. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Источниковедение истории государства и права дореволюционной России. Иркутск, 1983, С. 90-97.

(3) Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Глава вторая "О наказаниях". Отделение первое. // Отечественное законодательство XI-XX веков: Часть I (XI-XIX вв.) / Под. ред. О.И. Чистякова. М.: Юристъ, 1999. С. 326-336.

(4) Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1994. С. 100-101.

(5) Тоскина Г.Н. Уголовное наказание в законодательстве РСФСР и СССР (1917-1926 гг.). / Отв. ред. А.И. Чучаев. Ульяновск: УлГУ, 2005. С. 6.

(6) Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Глава вторая "О наказаниях". Отделение первое. // Отечественное законодательство XI-XX веков: Часть I (XI-XIX вв.) / Под. ред. О.И. Чистякова. М.: Юристъ, 1999. С. 324.

(7) См.: Туманов Г.А. Реакционный характер тюремной политики и тюрьмоведения в капиталистических государствах. М., 1965. С. 8-10.

(8) Добавим, что о губерниях, в которые, на основании постановлений, осужденные могут быть отправляемы на житье, Министерством внутренних дел ежегодно сообщалось Министерству юстиции для сведения всех судебных мест.

(9) Необходимо отметить, что после 1863 года телесные наказания были полностью выведены из системы наказаний Российского государства.

(10) См.: Свод законов Российской империи. СПб, 1857. Т. XV. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных С. 143-148.

(11) Российское законодательство X-XX веков. Т. 6. С. 174-309.

(12) Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Глава вторая "О наказаниях". Отделение первое. // Отечественное законодательство XI-XX веков: Часть I (XI-XIX вв.) / Под. ред. О.И. Чистякова. М.: Юристь, 1999. С. 353.

(13) См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1951. Т. 2. С. 44.

(14) См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1951. Т. 2. С. 44.

(15) См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1951. Т. 2. С. 45.

(16) Фойницкий И.Я. Исторический очерк и современное состояние ссылки и тюремного заключения. СПб., 1878. С. 64.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум