5.12. УСТАНОВЛЕНИЕ КОРЫСТНОГО МОТИВА ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА ПО П. "3" Ч. 2 СТ. 105 УК РФ - Свод законов

5.12. УСТАНОВЛЕНИЕ КОРЫСТНОГО МОТИВА ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА ПО П. "3" Ч. 2 СТ. 105 УК РФ

5. УГОЛОВНОЕ ПРАВО, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.08)

КГУ

Убийство, предусмотренное п. "з" ч.2 ст. 105 УК РФ, законодатель определяет как убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.

Понятие "корыстные побуждения" уголовный закон не формулирует, однако в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" от 27 января 1999 г. содержится разъяснение относительно определения корысти применительно к конкретной категории дел об убийстве: по п. "з" ч.2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.д.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.д.). На наш взгляд, приведенное толкование корысти не отражает в полной мере ее сущностных характеристик и специфики корыстных мотивов. Представляется, что формулировка "совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.д.)" недостаточно точна и может привести к расширительному толкованию корыстных побуждений.

Как справедливо отмечается в литературе, корысть включает несколько аспектов: стремление к личной наживе, выражающееся в желании обогатиться за счет незаконного изъятия имущества (приобретение всякого рода имущественных благ); желание избавиться от материальных затрат (незаконное безвозмездное пользование услугами, требующими определенного денежного или трудового эквивалента), уплаты алиментов, долга и т.п.; стремление обеспечить имущественную выгоду другим лицам(1).

Корыстные побуждения проявляются в том, что лицо хочет получить личную имущественную выгоду, материальную пользу, удовлетворить личный интерес. При этом личным интересом может быть не только интерес самого субъекта противоправной деятельности, но и интерес членов его семьи, близких родственников или даже других лиц. Поэтому убийство потерпевшего, обусловленное желанием оказать материальную услугу членам семьи или главным лицам, следует квалифицировать как совершенное из корыстных побуждений. Корысть характеризуется сознательным причинением виновным ущерба чужой собственности.

Убийство, в основе которого лежит стремление получить какую-либо материальную выгоду, признается совершенным из корыстных побуждений и в случае, если корыстные интересы виновного направлены на имущество, принадлежащее не потерпевшему, а третьим лицам. Таковым признается, например, убийство потерпевшего для беспрепятственного завладения имуществом третьих лиц.

Тем не менее, не следует давать расширительное толкование корысти и относить к ней любую материальную заинтересованность. Стремление обеспечить для себя или своих близких материальную выгоду само по себе может быть обусловлено другими мотивами. Главное, что отличает корысть от этой материальной заинтересованности, это то, что корыстные побуждения - стремление незаконно получить какую-либо выгоду либо обогатиться за счет других.

Корысть в составе убийства в большинстве случаев обнаружить нетрудно. Определенную сложность в судебной практике представляет квалификация убийства, совершенного на почве раздоров и споров из-за имущества. Не следует квалифицировать как корыстное убийство в связи с уклонением потерпевшего от уплаты долга или возвращения имущества. В этом случае, как справедливо указывает Б.С.Волков, самый характер преступления таков, что ok никак не вяжется с содержанием корыстного Мотива(2). Действительно, если речь идет о возвращении своего имущества, которым потерпевший неправомерно завладел, или ранее взятого потерпевшим долга, то эти мотивы не могут рассматриваться как корыстные, так как в корысти всегда заключено стремление получить материальную выгоду. В данном же случае виновный в результате убийства никакой выгоды не извлекает, т.к. он фактически лишает себя возможности получить требуемое от потерпевшего, и мотивом его действий является, скорее, желание отомстить за невозвращение имущества или долга.

Аналогично решается и проблема квалификации деяний тех лиц, которые совершили убийство для того, чтобы удержать или сохранить принадлежащее им имущество. Иначе обстоит дело в отношении убийства, совершенного в связи с нежеланием виновного возвратить имущество или уплатить долг: эти побуждения должны быть квалифицированы как корыстные. При этом следует точно установить, было ли нежелание виновного возвратить имущество или уплатить долг, поскольку только сама ситуация необходимости возврата имущества или долга не может служить основанием для квалификации убийства из корыстных побуждений.

Для квалификации убийства из корыстных побуждений важно определить, что умысел на завладение имуществом или иными материальными благами возник у виновного до совершения убийства. Если же такой умысел возникает после совершения убийства, то это убийство квалифицируется не как убийство из корыстных побуждений, а как убийство без отягчающих обстоятельств (при условии, что отсутствуют иные отягчающие обстоятельства), а завладение имуществом в этом случае представляет собой кражу, а не разбойное нападение.

Исходя из того, что каждое преступление должно получить соответствующую юридическую оценку, Пленум Верховного Суда РФ в п. 11 указанного постановления разъяснил, что убийства из корыстных побуждений, сопряженные с разбоем, вымогательством или бандитизмом, следует квалифицировать по совокупности убийства и указанных преступлений. Таким образом, ошибочно рассматривать разбойное нападение только как обстоятельство, отягчающее убийство, а не как самостоятельное преступление. Сама уголовно-правовая норма ч.2 ст. 105 УК РФ подчеркивает самостоятельный характер разбоя, вымогательства и бандитизма при убийстве из корыстных побуждений или по найму ("...а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом").

В убийстве по найму корыстный характер мотива проявляется более четко: убийца лишает потерпевшего жизни по указанию лица (или лиц), пообещавшего или уже уплатившего за убийство вознаграждение.

Вызывает возражение квалификация такого убийства, предложенная Е.И. Думанской, которая считает, что если характер отношений исполнителя убийства по найму с потерпевшим и условия договоренности между исполнителем и заказчиком "свидетельствуют о личных мотивах убийства потерпевшего (например, и заказчик, и исполнитель руководствуются чувством ревности или мести), а вознаграждение имеет второстепенное, символическое, значение, содеянное должно оцениваться как простое убийство"(3). Даже в случае, если исполнитель убийства руководствовался личными мотивами убийства, а вознаграждение имело для него второстепенное значение (здесь возникает вопрос, каким образом установить его "символическое значение"), содеянное не может оцениваться как простой состав убийства, поскольку налицо его квалифицирующий признак, предусмотренный п. "ж" ч.2 ст. 105 УК РФ - совершение убийства группой лиц по предварительному сговору. Конечно, установление в данном случае определяющего мотива преступного деяния требует учета всех обстоятельств, предшествующих и сопровождающих его совершение. Но представляется, что именно корыстный мотив, если исполнитель убийства получает за его совершение вознаграждение, определяет основное содержание и направленность общественно опасных действий виновного.

Но, как правило, у исполнителя корыстный мотив, не дополнен другими побочными побуждениями и чаще всего выступает как единственный стимул убийства. У "заказчика" убийства, как показывают судебная практика и специальные исследования, помимо корыстных побуждений, мотивом совершения убийства по найму также часто является месть на почве конкуренции при предпринимательстве, при разделе сферы влияния между преступными группировками, при распределении доходов, полученных как на законном основании, так и противоправным путем. Определенная часть этой категории дел связана с завладением недвижимости, наследованием имущества.

При квалификации убийства по найму более сложным вопросом, чем квалификация действий исполнителя, является квалификация действий "заказчика", который в конкретных случаях может выступать как подстрекатель, а при более активной роли - как организатор преступления. При совершении такого убийства отягчающее обстоятельство имеется не только на стороне исполнителя, но и на стороне подстрекателя, а тем более организатора преступления. Подстрекательство или организация убийства по найму влечет ответственность соучастника за это деяние, даже если он действовал по другим мотивам (месть, ревность и т.д.). При этом при уголовно-правовой оценке убийства по найму организатору не вменяется такой квалифицирующий признак, как корыстные побуждения.

Таким образом, квалификация убийства, совершенного из корыстных побуждений, на практике вызывает определенную сложность, поскольку корыстный мотив может иметь довольно разнообразные проявления, и обзор практики Верховного Суда РФ свидетельствует, что количество судебных ошибок при уголовно-правовой оценке этого виза убийств не уменьшилось. В этой связи представляется необходимым соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ и внесение дополнений в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) следующего характера: "По п. "з" ч.2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное из корыстных побуждений, которые предполагают стремление к противоправному завладению чужим имуществом или иными ценностями (денег, прав на получение имущества, прав на жилплощадь и т.д.), в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.д.)".

***

(1) См.: Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть. Криминологические и уголовно-правовые проблемы. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 112.

(2) Волков Б.С. Мотив и квалификация преступлений. Казань, 1968. С. 67.

(3) Думанская Е.И. Мотив преступления как итог мотивационного процесса, его значение при квалификации убийств: Автореф. дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 2005. С. 21.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум