10.13. ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОХИЩЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Правильный анализ криминологических проблем, связанных с похищением человека, требует рассмотрения данного вида преступления в историко-правовом аспекте. Такой ретроспективный подход к познанию событий, фактов, процессов, причин их возникновения в конкретных исторических условиях является одним из основополагающих общенаучных методов познания. При этом исторический метод «...позволяет понять всю противоречивую диалектику общественного развития, наряду с этим познать сущность изучаемого явления, а также процессов, связанных с данным явлением, их закономерности, основную тенденцию, направления развития». Именно этот подход дает возможность ответить на вопрос - почему не исчезают похищения людей, почему они, постоянно существуя, укрепляют свою почву, лишь временами меняя свою ориентацию, направляя свое острие то на один, то на другой объект (взрослые и дети, предприниматели и политики, журналисты и т. д.). Историко-сравнительный анализ исследуемого вида преступного посягательства показывает, что данное социальное явление для уголовного права не новое. Как и большинство традиционных, общеуголовных преступлений, как убийства, изнасилования, кражи, грабежи, разбои и т. д., похищение человека имеет свою длительную историю развития и уходит своими корнями в глубину веков. Однако на различных этапах развития человеческого общества оно не оставалось неизменным, одинаковым и развивалось с разной интенсивностью.

Об этом, в частности свидетельствует и российское уголовное законодательство с момента его возникновения.

Общеизвестно, что одной из особенностей русской государственности являлось то обстоятельство, что в отличие от многих стран Россия в своем развитии не прошла рабовладельческую эпоху. Рабовладение здесь существовало в несколько иной форме, чем, допустим, в Древней Греции или Древнем Риме. В этих и других странах похищение людей в рабство, захват с той же целью в плен, явились одной из форм возникновения и развития рабовладения, следовательно, и становления государства. Расхожий тому пример - развитие экономического могущества США за счет ввоза рабов с африканского континента. Вместе с тем, однако, и в Древней Руси существовал такой феномен как похищение людей. Об этом специфическом явлении свидетельствуют древнейшие памятники русского феодального права «Русская Правда», Новгородская и Псковская судные грамоты. Данные источники права закрепляли существующие феодальные отношения и, прежде всего были направлены на защиту интересов господствующего класса - феодалы. В них определенные социальные группы населения (холопы, смерды и челядь) рассматривались как собственность их хозяев. В связи с этим похищение таких людей квалифицировалось как посягательство на имущественные интересы помещика или боярина. Анализ Краткой и Пространной редакций Русской Правды позволяет нам выделить такие деяния. Например, в ст. 29 Русской Правды (Краткая редакция) и ст. 38 (Пространная редакция) предусматривала за увод, т. е. похищение холопа санкции в 12 гривен штрафа. Нельзя не обратить внимание, что размер этого штрафа был в два с половиной раза больше штрафа за их убийство, но приравнивался к сумме штрафа за убийство вотчинного специалиста (ст. 15, 17). Такое различие в размерах штрафа видимо объясняется тем, что живой холоп или смерд являлись более существенными, полезными, чем мертвые. Можно также предположить, «уводились» те, которые владели ремеслом, в связи, с чем стоимость их была гораздо выше.

Кроме того, анализ ст. 31 Русской Правды Краткой редакции, ст. 38 Пространной редакции показывает, что существовали и квалифицированные виды похищений людей. Таковыми являются, например, неоднократность, а также похищение людей, совершаемое на конях, так называемая «коневая татьба». За это предусматривалось самое строгое наказание из всех имеющихся: виновный предавался смертной казни, а его имущество переходило к князю. Аналогичные посягательства и наказания за их совершение предусматривали также Новгородская, Псковская, Двинская «Судные грамоты». Это в определенной мере свидетельствует о высокой степени подобного рода деяний для существующего строя и о их значительной распространенности на территории древнерусского государства.

Процесс образования централизованного государства сопровождался постоянными и многочисленными войнами. Неотъемлемой чертой таких войн было завоевание чужих территорий. При этом захват людей в плен рассматривался как законная военная добыча. Другой разновидностью похищения людей были набеги на соседние страны с целью захвата имущества и домашних животных, а также пленения людей для последующей их продажи князьям и другим состоятельным лицам.

Первые кодексы Русского централизованного государства «Судебники» 1497 и 1550 гг. также знают такое преступление, как похищение человека. За их совершение предусматривались строгие и жестокие наказания. Вместе с тем, за похищение татар, калмыков и других «инородцев» взыскивался только штраф. Здесь, видимо, в нормах права отразился присущий господствующему классу России национализм.

Похищения людей как общественно опасные посягательства предусматривались и в Соборном Уложении 1649 года. В 1750 году императрица Елизавета специальным указом внесла в данный законодательный акт статью о краже младенца, за которую виновный подвергался лишению всех прав состояния и наказанию кнутом. Указом императора Павла I от 31 июля 1799г. к названным видам наказания был добавлен еще один -ссылка на каторжные работы.

Реформа уголовных законов 1832 года еще более усилила наказание за кражу людей, не проводя уже каких-либо различий по национальному или религиозному признаку. Отметим, что Свод законов 1832г. был разработан в период крепостного права, когда, как известно, человек (в данном случае крестьянин) являлся предметом собственности помещика и имел свое денежное выражение. Поэтому усиления законом карательных мер за похищения людей вовсе не объяснялось стремлением защитить их права Прежде всего, это было сделано из тех соображений, что главным собственником туземного населения России являлся сам монарх

Таким образом, в древнерусском государстве, а также в период образования и укрепления Русского централизованного государства, во времена абсолютизма люди похищались главным образом как чужая собственность с целью присвоения для выполнения различных работ или же для последующей продажи и наживы от такой сделки. С развитием общественных отношений содержание этого вида преступлений видоизменилось. Особенно ярко это проявилось после отмены крепостного права в России в 1861 году. Усиление уголовной политики во второй половине XIX века и распространение похищения людей, особенно детей по корыстным мотивам привели к включению специальных статей в «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» (1885г.). В них более четко конкретизировались такие признаки субъективной стороны преступления, как мотив и цель.

Анализ норм Уложения 1885г. позволяет выделить следующие виды похищения человека.

Во-первых, это рассматриваемые в разделе «О преступлениях и проступках против законов о состоянии» собственно похищения человека Законы предусматривали как простые, так и квалифицированные виды похищения. Квалифицированным являлось «похищение и подмена младенца с намерением скрыть его настоящее происхождение или состояние» (ст. 1407). Санкции за это преступление предусматривали наказание в виде лишения всех прав состояния и ссылку на каторжные работы от 4 до 6 лет. Примечательно, что такое наказание могло быть назначено только за похищение детей лиц господствующего класса. За похищение же ребенка простого происхождения санкция была в три раза меньше.

Во-вторых, это были похищения людей, включенные в раздел «Об оскорблении чести». Данные преступления характеризовались такими целями как «похищение женщины или девицы с намерением изнасиловать ее» (ст. 1529). Предусматривались и ряд квалифицирующих признаков: похищения замужних женщин, совершенные «насильственно для лишения чести» (ст. 1580); «для вступления с похитителем или другим лицом противозаконный брак» (ст. 1581), а также «похищение с согласия замужней женщины» (ст. 1582).

Уложение 1885г. содержало и другие статьи, в которых предусматривались уголовные наказания за похищение человека. Эти нормы были включены в закон в соответствии с международным Договором 1841г., о борьбе с работорговлей, подписанным и Россией. Согласно Уложению за похищение и продажу в рабство лиц, состоящих в подданстве России или находящихся под покровительством (1410), а также за участие в торговле африканскими неграми квалифицировались как преступление.

Уголовном Уложении 1903г. нормы, предусматривающие наказание за похищение людей получили свое дальнейшее развитие. Большей частью они касались объективной и субъективной сторон рассматриваемого преступления. Например, закон выделял разновидности посягательства на свободу ребенка: похищение сокрытое; подмена; невозвращение, несмотря на законное требование родителей. В ст. 503 Уголовного Уложения указывались мотивы и цели похищения: «нищенства или иного безнравственного занятия», «с корыстной целью», «с намерением лишить ребенка прав его состояния». Очевидно это было обусловлено широким распространением таких деяний в то время и их значительной общественной опасности. Законодатель отмечал и признаки субъективной стороны, в частности, похищение с целью «учинения непотребностей», для «употребления во зло ее невинности».

Как мы видим, характер похищения людей в условиях капитализма существенно изменился. Стали преобладать похищения детей для попрошайничества, вступления в брак и т. д. В этом проявляется четкое реагирование законодателя на происходящие общественные процессы.

Похищения людей не были исключениями и после революции 1917 года По крайней мере УК РСФСР 1922 года предусматривал уголовную ответственность за похищение, сокрытие или подмену чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных видов. Как свидетельствует статистика 1920 - 1950-х гг., на данном этапе развития российского общества случаи похищения людей, включая и детей, были крайне редки. Так, по данным ЦСУ РСФСР, в 1928г. по ст. 149 УК РСФСР (1926г.) было зарегистрировано всего 19 случаев похищения, сокрытия и подмены ребенка Мотивами данных преступлений чаще всего были получение выкупа, завладение носильными вещами, использование для попрошайничества

Другие же виды похищения человека в то время не получили распространения. Другого, наверное, и не могло было быть в условиях тоталитарного режима. Кроме того, в стране повсеместно наблюдалась разруха, нищета и числилось более 7000000 беспризорных детей.

Уголовный кодекс РСФСР 1960г. не содержал специальной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за похищение человека Вместе с тем, ст. 125 этого закона устанавливала наказание за похищение или подмену ребенка Объективную сторону данного преступления составляли действия, направленные на тайное или открытое похищение чужого ребенка Кроме указанных двух способов (тайный или открытый) преступление могло быть совершено и путем обмана или злоупотребления доверием. В качестве самостоятельного вида похищения ребенка закон выделял и подмену его, т. е. умышленную замену одного ребенка другим. Потерпевшим от такого преступления являлось только лицо, не достигшее 14 лет. Самостоятельной нормы о похищении вообще человека УК РСФСР 1960 г. не знал. Исключительно редкие случаи таких деяний следственная и судебная практика того времени рассматривала как незаконное лишение свободы (ст. 126 УК РСФСР). Только в связи со значительным распространением в обществе таких особо опасных деяний законодатель был вынужден в 1993 году внести в действующий уголовный закон норму, устанавливающую уголовную ответственность за похищение человека (ст. 125-1 УК РСФСР).

Таким образом, уголовное право советского не предусматривало уголовной ответственности за похищение человека, считая это пережитком буржуазного строя, хотя данное общественно опасное деяние было во все времена. Поэтому в 1996 году в УК России и была введена уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за похищение человека




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум