5.13. РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СЕКСУАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД) - Свод законов

5.13. РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СЕКСУАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД)

В советский период развития уголовного законодательства, до принятия УК РСФСР 1922 года, сексуальные преступления предусматривались законодательством царской России и декретами советской России. Такие деликты описывались достаточно неопределенно. Так в декрете N3 «О суде» от 4 июля 1918 года указывалось, что местным народным судам подсудны все уголовные дела, кроме дел о посягательствах на человеческую жизнь, об изнасилованиях, о разбое и ряде иных преступлений. Упоминались некоторые сексуальные посягательства и в «Положении о революционных военных трибуналах» 1919 года, однако, такая регламентация была не системна, достаточно поверхностна и не отражала действительной общественной опасности таких деяний.

Принятие УК РСФСР 1922 вносит в законодательную регламентацию сексуальных преступлений ранее неизвестные моменты. Данный уголовный закон впервые структурно обособляет все сексуальные преступления в четвертом разделе пятой главы, называя их «Преступления в области половых отношений»(1 ). К числу преступлений указанного раздела наряду с изнасилованием, половым сношением с лицами, не достигшими половой зрелости, понуждением женщины ко вступлению в половую связь с лицом, в отношении коего женщина является материально или по службе зависимой, развращением, малолетних или несовершеннолетних, совершенном путем развратных действий относились также принуждение из корыстных или иных личных видов к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовка женщин для проституции.

Советские кодификации уголовного унифицируют понятие изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера: «Изнасилование, т.е. половое сношение с применением физического или психического насилия или путем использования беспомощного состояния потерпевшего лица» (УК РСФСР 1922 г.)(2 ). Исходя из трактовки диспозиции, можно отметить интересную особенность: потерпевшим может быть и мужчина, под половым сношением понимаются как естественный половой акт (введение полового члена во влагалище женщины) так и акты per os и per anum.

В УК РСФСР 1922 года появляется новое преступление ранее не известное отечественному законодателю понуждение женщины к действиям сексуального характера». Уголовный кодекс РСФСР 1922 года, первоначально не предусматривал наказуемость за деяния связанные с понуждением. Однако, случаи имевшие место в практике обратили внимание законодателя на соответствующий пробел и Постановлением II сессии ВЦИК от 7 июня 1923 года в Уголовный кодекс была внесена ст. 169а, следующего содержания: «Понуждение женщины ко вступлению в половую связь с лицом, в отношении коего женщина является материально или по службе зависимой» санкция за данный деликт была относительно суровой и предусматривала за квалифицированное понуждение (повлекшее тяжкие последствия) от пяти до десяти лет лишения свободы (ответственность приравнивалась к ответственности за изнасилование)(3 ).

Предусматриваются данным УК РСФСР в ст.ст. 166-168 и сексуальные посягательства на несовершеннолетних: «Половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости; Половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости, сопряженное с растлением, или удовлетворение половой страсти в извращенных формах; Развращение малолетних или несовершеннолетних». Следует отметить достаточно суровые санкции, так за первые два преступления максимальное наказание могло быть назначено до 10 лет лишения свободы, за «развращение» санкция была несколько мягче - до 5 лет лишения свободы.

К числу сексуальных деликтов относятся и организация занятия проституцией и вовлечение в занятие проституцией (в современном понимании). Так, в соответствии со ст. 171. УК РСФСР 1922 года:

«Сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовка женщин для проституции, карается - лишением свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества (максимальное наказание до 10 лет лишения свободы). Если же вовлеченные в проституцию состояли на попечении или в подчинении обвиняемого, или не достигли совершеннолетия, то наказание повышается на срок не ниже пяти лет лишения свободы (максимальное наказание до 10 лет лишения свободы)».

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. криминализирует изнасилование и иные насильственные сексуальные действия также в одной статье определяя их как «Половое сношение с применением физического насилия, запугивания или с использованием, путем обмана, беспомощного состояния потерпевшего лица». Текст статьи позволяет нам так же свидетельствовать: потерпевшим лицом может являться как женщина, так и мужчина, в число способов совершения преступления входит наряду с ныне перечисленными в ст. 131 УК РФ обман и использование. Санкции за изнасилование в УК 1926 г. были достаточно мягкими, даже насилие при отягчающих обстоятельствах влекло наказание в виде лишения свободы сроком до 8 лет.

Наличие сравнительно мягких санкций влекло интересные прецеденты, применение аналогии и даже политизацию насильственных сексуальных преступлений. Начало положил процесс по «чубаровскому» делу (Молодые рабочие ленинградского завода «Кооператор» 21 августа 1926 года в саду «Сан-Галли» изнасиловали девушку-рабфаковку. Насилие совершали 40 человек, среди них было 9 комсомольцев и 1 кандидат в члены ВКП (б)). В ходе следствия первоначальное определение преступления как группового изнасилования из хулиганских побуждений было заменено на бандитизм, который входил в группу наиболее тяжких государственных преступлений. А то обстоятельство, что жертва изнасилования оказалась комсомолкой, позволило проводить мысль, что участники «чубаровского» дела - люди социально чуждые, опасные социалистическому строю и именно поэтому их действия были направлены против комсомолки(4 ).

Общесоюзная законодательная практика почти повсеместно (за исключением УК Туркменистана, Узбекистана и Азербайджана) отказывается от криминализации ненасильственного мужеложства(5 ). Официальная позиция советской медицины и юриспруденции в 1920-е годы сводилась к тому, что ненасильственный гомосексуализм не преступление, а трудноизлечимая или даже вовсе неизлечимая болезнь(6 ).

Но, несмотря на вышеизложенное 17 декабря 1933 специальным постановлением ЦИК СССР было принято специальное постановление, устанавливающее уголовную ответственность за мужеложство (как насильственное, так и ненасильственное) в пределах всего Советского Союза. Через год 7 марта 1934 года был издан общесоюзный закон «Об уголовной ответственности за мужеложство»(7 ).

Вышеизложенный закон определил не только понятие мужеложства, и но дифференцировал ответственность за гетеросексуальные и гомосексуальные контакты, практическая целесообразность такого подхода, на наш взгляд достаточно сомнительна, однако видимо это было обусловлено: во-первых, акцентированным вниманием на недопущение любых девиантных проявлений (в том числе и в сексуальной сфере), а во-вторых, активным процессом интеграции республик входящих в СССР, которому препятствовали местные традиции и взгляды.

В отношении уголовно-правовой охраны несовершеннолетних существенных изменений УК РСФСР 1926 года, по сравнению с предшествующим Уголовным законом не внес.

Так, в соответствии со 151 УК РСФСР 1926 года половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости, сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах, наказывалось лишением свободы на срок до восьми лет. Половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости, совершенное без указанных отягчающих признаков, наказывалось лишением свободы на срок до трех лет.

Как можно заметить, сопоставляя указанные нормы, предусматривающие ответственность за совершение полового сношения (под которым понимается вся совокупность сексуальных действий, связанная с сексуальным проникновением), с лицами не достигшими половой зрелости с схожими нормами УК РСФСР 1922 года, изменению подлежат лишь санкции. За совершение такого полового сношения (без отягчающих обстоятельств - «извращенной формы») максимальный размер наказания уменьшается более чем в три раза (минимальный устанавливается в размере одних суток лишения свободы).

Развращение малолетних или несовершеннолетних, совершенное путем развратных действий в отношении их, криминализировалось в ст. 152 и каралось лишение свободы на срок до пяти лет. Существенной переоценки наказуемости данного деяния не происходит.

УК РСФСР 1926 года в ст. 154 также почти тождественно УК РСФСР 1922 года воспроизводит диспозицию о «понуждении»: «Понуждение женщины лицом, в отношении которого она является материально или по службе зависимой, к вступлению в половую связь». Меняется лишь степень наказуемости деяния, верхний предел уменьшается в два раза, нижний до одних суток лишения свободы.

Уголовная ответственность за «Организацию занятием проституцией и за «Вовлечение в занятие проституцией», аналогично ранее действовавшему УК, предусматривается в одной статье (ст. 155 УК РСФСР 1926 года). Принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовка женщин для проституции, наказывалось лишение свободы на срок до пяти лет с конфискацией всего или части имущества.

В 1935 году Кодекс дополнился статьей 182.1, согласно которой наказывалось изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговля ими или хранение с целью продажи или распространения их(8 ).

В структуре Уголовного кодекса РСФСР 1960 года сексуальные преступления размещаются, несколько иначе предшествующим двум законам, изнасилование, понуждение женщины к вступлению в половую связь, половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, развратные действия мужеложство (в т.ч. насильственное) помещаются законодателем в третью главу: «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», а преступления, направленные на организацию и вовлечение в занятие проституцией и связанные с изготовлением и оборотом порнографических предметов в главу десятую предусматривающую «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения».

УК РСФСР 1960 г. трактовал изнасилование следующим образом: «Изнасилование, т.е. половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использования беспомощного состояния потерпевшей»(9 ). Рассматриваемым уголовным законом так же была сохранена уголовная ответственность как за добровольное так и насильственное мужеложство (ст. 121 УК РСФСР), иные формы сексуального насилия «в чистом виде» практически не были криминализированы (ответственность за такие деяния устанавливалась либо как за изнасилование, расширяя понятие «половое сношение», либо как за хулиганство, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом)(10).

Даже в специальной юридической литературе 60-х усиленно массировалась идея о недопустимости нетрадиционных сексуальных отношений. «Интересы воспитания нового человека требуют упорядоченности половых отношений, недопущения какой бы то ни было распущенности и, тем более, извращенности, наносящих ущерб как физическому развитию общества так и его нормальным устоям» (11).

Процесс декриминализации гомосексуальности затянулся до 27 мая 1993 г., когда был опубликован Закон о внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, который отменил статью 121 УК РСФСР(12).

Законодательная интерпретация понуждения женщины к действиям сексуального характера по УК РСФСР 1960 года выглядела следующим образом: «Понуждение женщины к вступлению в половую связь или к удовлетворению половой страсти в иной форме лицом, в отношении которого женщина является материально или по службе зависимой» (13). Существенной новеллой указанной нормы явилось указание на «удовлетворению половой страсти в иной форме», под которой понималась вся совокупность сексуальных действий не являющихся половым актом.

Деликты, посягающие на сексуальную неприкосновенность, предусматривались ст.ст. 119 («Половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости») и 120 («Развратные действия») УК РСФСР 1960 года. Существенных изменений по сравнению с редакцией вышеуказанных деяний содержащихся в УК РСФСР 1926 года, Уголовный кодекс 1960 года не предусматривал. Некоторому изменению была подвергнута санкция квалифицированного состава преступления, предусмотренного ст. 119 («Половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, сопряженное с удовлетворением половой страсти в извращенных формах»), ее верхний предел был уменьшен на два года (до шести лет лишения свободы).

По Уголовному закону 1960 года (ст. 226), ответственность за организацию занятия проституцией и вовлечение в занятие проституцией была несколько завуалированной. Притоны для занятия проституцией именовались, несколько архаично, - «притонами разврата». Вовлечение в занятие проституцией именовалось - «сводничеством с корыстной целью». Общественная опасность данного преступления практически приравнивалась к общественной опасности насильственного сексуального посягательства (наказывалось до пяти лет лишения свободы).

В УК РСФСР 1960 года в ст. 228 предусматривается ответственность и за незаконное обращение порнографических изделий: «Изготовление или сбыт порнографических предметов». В соответствии с вышеуказанной статьей изготовление, распространение или рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений или иных предметов порнографического характера, а также торговля ими или хранение с целью их продажи или распространения наказывалось до трех лет лишения свободы. Необходимо отметить, что законодатель достаточно сурово наказывает лиц совершающих вышеперечисленные действия. Приравнивая верхний предел санкции данного преступления к верхнему пределу санкций норм, предусматривающих ответственность за понуждение женщины к вступлению в половую связь, половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости и развратные действия.

Рассмотрение в историческом аспекте законодательства, предусматривающего ответственность за сексуальные преступления, позволяет сделать ряд принципиальных выводов.

1. Появление термина «половые преступления» связанно с концепцией Л.С. Белогриц-Котляровского, полагающего, что в основе исследуемых, в настоящей работе, преступлений лежит греховное начало (нарушение религиозного запрета).

2. Советские уголовные законы (УК РСФСР 1922, 1926 г.г.) унифицируют любые насильственные сексуальные преступления, определяя такие действия как изнасилование. Указанная унификация различных насильственных сексуальных действий, в дальнейшем, не находит свое развитие в связи с установлением в 1933 году уголовной ответственности за мужеложство.

3. Первоначальная законодательная практика (УК РСФСР 1922, 1926.г.г.) относит деяния, направленные на противодействия проституции к половым (сексуальным) преступлениям.

4. Проявляющая гуманизация уголовного законодательства в виде уменьшения репрессивной силы наказания, за ненасильственные сексуальные преступления, совершаемые в отношении несовершеннолетних (наряду с ужесточением ответственности за совершение иных насильственных сексуальных преступлений) является достаточно непоследовательным явлением, требующим серьезного теоретического обоснования.

***

1 Впервые, в отечественной доктрине называет преступления, посягающие на сексуальную свободу и неприкосновенность «половыми» Л.С. Белогриц-Котляровский. Данный термин является дальнейшим развитием концепции т.н. «плотских преступлений» (термин «плотские преступления» утвердился в средние века под влиянием христианской церкви, когда плоть рассматривалась как греховное начало и в этом определении греховность выступала элементом противоправности). «Как благо частное целомудрие предполагает свободу личности от посягательств на ее половую сферу... Как благо общественное целомудрие предполагает только брачные половые отношения, брак в принципе, представляется единственно-нормальным видом половых отношений... Принцип моногамного брака возвышается христианской религией до высоты нравственного догмата, нарушение которого объявляется грехом... / Белогриц-Котляровский Л.С. Учебник русского уголовного права. Общая и особенная части. Киев, 1903.С.503. Нетрудно заметить, что причинение вреда установленным церковью традиционным отношениям между мужчиной и женщиной (т.н. половым отношениям) и явилось, по мнению, Л.С. Белогриц-Котляровского основанием определить «сексуальные преступления» как «половые».

2 Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. М., 1997. С.440.

3 См.: Люблинский П.И. Преступления в области половых отношений. М-Л., 1925.С.112.

4 См.: Панин С.Е. Хозяин улиц городских. Хулиганство в советской России в 1920-е годы// Родина. 2002. N2. С.92-94.

5 См.: Уголовный кодекс. Научно-популярный практический комментарий / Под ред. М.И. Гернета и А.Н. Трайнина. М., 1927. С.238.

6 См.: Кон И.С. Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. М., 2003. С.354.

Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 1 января 1952 года с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1952. С.50.

8 См.: Гоноченко О.А. Уголовно-правовые средства защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации. Дисс... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004. С. 44-45.

9 Там же. С. 450.

10 См.: Кулаков А.В. Уголовно-правовой и криминологический аспект насильственных действий сексуального характера. Дисс. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2004. С.28.

11 См.: Хлынцов М.Н. Борьба с половыми преступлениями (Уголовно-правовое и криминалистическое исследование) Автореф. дисс... канд. юрид. наук. Саратов. 1966.С. 4.

12 Кон И.С. Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. М., 2003. С.356.

13 См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Под ред. Ю.Д. Северина. М., 1980. С. 118.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум