ПРАВО НА АССОЦИАЦИЮ - Свод законов

ПРАВО НА АССОЦИАЦИЮ

Российский университет дружбы народов

Имея различные классификационные основания, права и свободы по способу их реализации могут быть выражены в индивидуальной или коллективной форме. Различие данных форм проявляется прежде всего в том, что "индивидуальные" основные права довольно часто могут осуществляться коллективно, но их отличие от коллективных состоит в том, что они вполне могут осуществляться индивидуально, тогда как права коллективные индивидуально осуществляться не могут" (1). Невозможно, например, индивидуально осуществлять право на забастовку. В этой связи важно подчеркнуть, что в отечественной литературе одновременно употребляются парные понятия "индивидуальные и коллективные права" и "личные и публичные свободы".

В конституциях зарубежных государств, как правило, к числу таких фундаментальных свобод относят свободу собраний, свободу ассоциаций (объединений), свободу печати и вообще право на распространение мыслей, свободу совести и культов, свободу образования, профессиональную свободу, торговую или промышленную свободу, в частности свободу использования коммерческой фирмы и свободу предпринимательства в самом широком смысле этого слова и т.д.

В системе публичных свобод важное значение отводится праву на объединение (ассоциации).

Строго говоря, имеются три различных подхода толкования содержания понятия свободы ассоциаций (объединений) - французский, немецкий и англо-саксонский.

Франция признала свободу ассоциаций лишь через 112 лет после провозглашения прав человека и гражданина (1789 г.). Многие из других европейских государств сделали это раньше, закрепив свободу ассоциаций в своих конституциях или законодательстве. Среди них Елизаветинский статут в Англии (1601 г.), Альбертинский статут (Statute Albertino) в Италии (1848 г.), Friendly societies Act (Акт об ассоциациях) в Ирландии (1896 г.), Конституция Бельгия (1831 г.), Конституция Люксембурга (1868 г.), Конституция Испании (1869 г.), Конституция Швейцарии (1874 г.) (2).

Хотя Французская революция во многом была обязана деятельности ассоциаций (философские кружки, клубы, секции, народные общества) и провозгласила свободу собраний и ассоциаций, она ввела тем не менее запреты в отношении: религиозных орденов (17 февраля 1790 г.), присяжных (2-17 марта 1791 г), объединений рабочих и ремесленников (14-17 июня 1791 г.), кавалерских орденов (30 июля 1791 г.), политической деятельности обществ и клубов (29 сентября 1791 г.), монашеских орденов (18 августа 1792 г.), женских клубов и обществ (30 октября 1793 г.). Наполеон Бонапарт отказался от идеи законодательного установления запретов на деятельность ассоциаций по их видам и запретил их вовсе. Гражданский кодекс Франции 1804 г. не предусматривал никаких ассоциаций, а в уголовный кодекс Франции 1810 г. была включена ст. 291, которая предписывала, что "ассоциация с числом членов более 20 человек (...) может быть создана только по разрешению правительства и на условиях, определяемых органами государственной власти" (3).

Противником ассоциаций был Ж. - Ж. Руссо. В Общественном договоре Руссо указывал на опасность частных ассоциаций, которые делят нацию на столько "кирпичиков", сколько существует групп, представляющих коллективные эгоистические интересы. Единственной ассоциацией, имеющей, по его мнению, право на существование, была великая ассоциация граждан, объединенных в нацию. Частные же ассоциации лишь возводят стену частных интересов и привилегий, разделяющую гражданина и нацию. Суверенитет народа несовместим с делением на ордена и группы. Революция не бездействовала, корпорации были распущены, а ассоциации запрещены.

Несмотря на жесткие репрессии и гонения в отношении ассоциаций и их членов, следует подчеркнуть, что тем не менее к концу XIX в. во Франции существовали философские, литературные или научные общества, общества сподвижников и масонов, корпоративные и профсоюзные объединения, бывшие светские и религиозные братства. Однако до принятия закона 1901 г. над руководителями ассоциаций висел дамоклов меч 291-й статьи уголовного кодекса. Было очевидно, что республика должна была ее отменить.

Закон от 1 июля 1901 года устанавливал различные режимы свободы ассоциации - от свободы создания до надзора. Сто лет правоприменительной практики полностью изменили исходный баланс закона. Из трех изначально предусмотренных режимов лишь одному - уведомительному режиму создания объединения - удалось выдержать испытание временем. В части первой Закона закрепляется полная свобода создания, организации и деятельности ассоциаций без каких-либо предварительных разрешений или контроля со стороны администрации. В части второй предусмотрена категория ассоциаций, называемых общественно полезными, для создания которых требуется предварительное согласие Государственного совета. Часть третья Закона регулирует создание конгрегации. Последние создаются по решению законодательной власти, а их деятельность является предметом регулирования и ограничений.

Для полноты картины необходимо упомянуть еще и такой подвид ассоциаций, как фактические ассоциации. Такие ассоциации легальны по факту своего существования, но при этом они не являются юридическими лицами. Многообразие юридических форм дополняется Частью четвертой, принятой в 1939 году и посвященной иностранным ассоциациям, лишенным вообще каких-либо прав.

По содержанию принцип "свободы ассоциаций" (объединений) состоит в следующем:

1) свободе создания объединения (ассоциации) без разрешения и даже без предварительного объединения;

2) возможности для членов ассоциации сделать ее публичной при единственном условии регистрации предварительного объявления о ее создании;

3) приобретении правоспособности (даже ограниченной законом) вследствие только факта подачи заявления и предварительной огласки (4).

По закону 1901 г. свобода ассоциаций (объединений) признается только в отношении тех ассоциаций, которые созданы с иной целью, чем распределение прибыли.

В 2001 году Франция отметила столетие закона. Закон 1901 года "Об ассоциациях" является важнейшим республиканским законом. Сегодня его по праву приводят в качестве примера основополагающих законов, отмечая выдающуюся лаконичность и четкость. Закон сохранил свою актуальность после ста лет правоприменительной практики и развития. Он привел к изменению исходного компромисса, отказу от исключений по статусу и обеспечил закрепление новаторских принципов.

Французской модели придерживаются подавляющее большинство стран.

Это право гарантируется конституцией Греции: в силу ст. 12 "греки имеют право создавать союзы и общества, не имеющие цели извлечения прибыли... (5)", конституцией Итальянской Республики: "республика признает и гарантирует неотъемлемые права человека - как отдельной личности, так и в социальных образованиях, в которых проявляется эта личность (ст.2) (6)", Конституцией Канады: "гарантируется "свобода ассоциаций (ст.2) (7)", Андорры: "признается право на объединение в законно дозволенных целях (ст.17) (8)", Бельгии: "бельгийцы имеют право на объединение; это право не может быть подвергнуто какой-либо принудительной мере ст.27) (9)", Дании: "имеют право создавать общественные объединения в любых законных целях без предварительного уведомления (ст.78.(1) (10)", Ирландии: "право граждан образовывать ассоциации и союзы (ст.6.1.(iii) (11)".

Вторая модель - немецкая. Согласно Основному Закону ФРГ, свобода объединений, подобно свободе собраний, может быть осуществлена лишь в коллективных формах. Тем не менее ст. 9, абз. 1 Конституции гарантирует эту свободу каждому индивидуально, а не как коллективное основное право: "Все немцы имеют право образовывать союзы и общества" (12). Наличие свободных политических объединений неотделимо от представительной демократии. Поэтому ст. 21 Конституции рассматривает свободу партий и участия в них как особый вид свободы объединений. Однако поскольку каталог основных прав не знает какой-либо иерархии между политическими и неполитическими правами и не дает никаких привилегий по политическим мотивам, ст. 3, абз. 1 Конституции защищает в равной мере как частное, так и публичное их использование.

Статья 9 Основного закона действует независимо от права союзов, регулируемого гражданским законодательством. Хотя конституционная норма по традиции употребляет термины "союзы" (13) и "общества" как возможные формы объединений, отсюда не следует, что она гарантирует тем самым существование определенных видов союзов и обществ. Вопросы вступления в объединение или выхода из него решаются в первую очередь в гражданско-правовом, а не в конституционно-правовом порядке.

Свобода коллективов не может иметь более широких границ, чем индивидуальная свобода. Так как ст. 9, абз. 1 Конституции распространяет свое действие лишь на немцев, речь может идти о производном праве только немецких объединений либо таких, деятельность которых в основном определяется и контролируется немцами.

К вопросам организации объединений и подчинения их деятельности целям формирования воли не должны предъявляться слишком строгие требования, с тем чтобы предоставляемой основным правом защитой могли пользоваться и либерально структурированные объединения, например "гражданские инициативы" и "сообщества по интересам".

Отличительными признаками ассоциаций являются:

(а) преследование общей цели, определяемой членами объединения;

(в) структура, обеспечивающая организационное единство;

(с) независимость существования объединения от смены лиц, в него входящих.

Статья 9 Конституции предъявляет для создания объединений требование ясности их цели (14). В качестве таковой может служить почти любой защищаемый отдельными основными правами или вытекающий из общей свободы действий образ поведения. Таким образом, эта норма выступает в качестве дополнительной гарантии ст. 5, абз. 3 Конституции применительно к объединениям в области науки и искусства, ст. 4, абз. 1 в отношении мировоззренческих сообществ, ст. 12, абз. 1 в отношении профессиональных союзов и ст. 2, абз. 1 Основного закона применительно к разнообразным объединениям, начиная от спортивных обществ и кончая братствами любителей вина. В связи с неограниченным кругом возможных целей объединений действие ст. 9, абз. 1 Конституции не ограничивается объединениями с идеальными целями (ср. с § 21 ГК), а охватывает и объединения, имеющие цели хозяйственные (ср. с § 22 ГК).

В Швейцарии ассоциации (союзы) подразделяются на хозяйственные ассоциации (союзы) и ассоциации, не преследующие хозяйственных целей. В зависимости от вида ассоциации определяется и ее правовой статус.

В силу конституции Австрийской республики "австрийские граждане имеют право собраний и создание объединений (ст. 12), все объединения, направленные на подчинение личности и закрепление ее зависимости, ликвидируются навсегда (ст. 7) (15)".

Третья модель - англо-саксонская. Англосаксонские страны не употребляют термина ассоциация (объединение), они остались верны своему традиционному термину корпорация.

Корпорации в Англии делятся прежде всего на корпорации, представляющие собой совокупность лиц (corporation aggregate), и единоличные корпорации (corporation sole). Институт учреждения праву Англии неизвестен. Для достижения тех целей, которым служит учреждение в праве ФРГ, Швейцарии, широко используется институт доверительной собственности.

В США корпорации делятся на:

(1) публичные (правительственные);

(2) непредпринимательские (non-profit corporations);

(3) предпринимательские (business corporations). Также как Англия, США не знают деления юридических лиц на корпорации и учреждения.

Еще А. де Токвиль писал, что "американцы самых различных возрастов, положений и склонностей беспрестанно объединяются в разные союзы. Это не только объединения коммерческого или производственного характера, в которых они все без исключения участвуют, но и тысяча других разновидностей: религиозно-нравственные общества, объединения серьезные и пустяковые, общедоступные и замкнутые, многолюдные и насчитывающие всего несколько человек. ... и всегда там, где во Франции во главе всякого нового начинания вы видите представителя правительства, а в Англии - представителя знати, будьте уверены что в Соединенных Штатах вы увидите какой-нибудь комитет. В Америке мне встречались такие ассоциации, о возможности существования которых, признаюсь, я не имел ни малейшего представления, и я часто восхищался той бесконечной изобретательностью, с которой жители Соединенных Штатов умеют внушать общую цель большому числу людей, добиваясь от них поддержки и готовности добровольно идти к ней (16)".

Свобода образования ассоциаций (объединений) является неотъемлемой составляющей функционирования и правового регулирования юридических лиц в Европейском Союзе. Содержание свободы учреждения или свободы передвижения юридических лиц раскрывает ст. 43 Договора о ЕС. Указанная статья запрещает ограничения на свободу учреждения частных лиц одного государства-члена в другом государстве-члене (так называемая "первичная свобода учреждения"). Запрет в равной степени охватывает ограничения, касающиеся создания агентств (представительств), отделений (филиалов) и дочерних компаний частными лицами одного государства-члена, обосновавшимися в другом государстве-члене (так называемая "вторичная свобода учреждения"). При этом в соответствии с Решением Суда по делу С-212/97 "Centres ltd." (1999 г.) вторичная свобода учреждения осуществляется независимо от ведения бизнеса в принимающем государстве-члене, хотя разумные ограничения с его стороны в данном вопросе в целом могут быть оправданы (17).

Свобода учреждения, в зависимости от состава субъектов ее осуществляющих, включает в себя: свободу передвижения предпринимателей; свободу создания юридических лиц и иных объединений коммерческого характера (обществ).

Исходя из положений гл. 2 раздела III части Третьей Договора можно выделить шесть следующих основных целей регулирования юридических лиц в праве Европейского Союза:

* обеспечение свободы учреждения юридических лиц, а также снятие препятствий на пути открытия филиалов, представительств и дочерних обществ на территории любого государства-члена на условиях национального режима данного государства;

* установление единых минимальных требований к юридическим лицам, в первую очередь, предоставление одинаковой защиты на всей территории Европейского Союза участникам и кредиторам юридических лиц;

* облегчение деятельности трансевропейских компаний при помощи снятия барьеров, вытекающих из различий, существующих между национальными правовыми системами;

* поощрение сотрудничества между юридическими лицами различных государств-членов во всех сферах экономической деятельности;

* диверсификация видов юридических лиц для повышения эффективности их функционирования на расширяющейся территории Европейского Союза;

* демократизация системы управления юридическими лицами и привлечение рабочих к процессу принятия решений (18).

Право свободы объединений (ассоциаций) получило развитие в деятельности Европейского суда по правам человека. Суд по правам человека исходит из того, что ассоциация носит более формальный организованный характер по сравнению с собранием. Так, например, Суд заявил: "отношения между рабочими, нанятыми одним и тем же работодателем, нельзя считать ассоциацией с точки зрения статьи 11, поскольку они зависят лишь от оформленных контрактом соглашений между работником и нанимателем". Далее Суд уточнил, что "ассоциация предполагает добровольное объединение для достижения какой-либо общей цели (19). Суд применяет эти два критерия, а именно критерий "добровольного характера" и "общей цели". Критерий, касающийся "добровольного характера", имеет особо важное значение в серии дел, касающихся "негативного" подхода к правам в соответствии со ст.11, т.е. права не присоединяться к какой-либо ассоциации или не вступать в какой-либо профсоюз. Согласно мнению Суда "право на создание профсоюзов и вступление в них является особым аспектом свободы ассоциации... понятие свободы предполагает определенную степень свободы выбора , в том что касается осуществления этого права... Отсюда не следует, что негативный аспект права лиц на свободу ассоциации полностью выпадает из сферы действия ст.11 и что любое принуждение к вступлению в тот или иной профсоюз сопоставимо с целью данного положения. Если рассматривать статью 11 как разрешающую любое принуждение в области вопросов, касающихся членства в профсоюзах, то это может подорвать саму сущность той свободы, на обеспечение которой данная статья направлена (20)". Вместе с тем важно отметить, что Суд "obiter dictum" указал, что такие соглашения, предусматривающие принятие на работу только членов профсоюза, необязательно предполагает нарушение ст.11. Конвенции.

Разрешение по существу дел, касающихся "отрицательной свободы ассоциаций" способствовали развитию прецедентного права по ст.11. Европейской конвенции по крайней мере в двух важных отношениях.

Во-первых, они явились хорошим примером того, каким образом соотносятся друг с другом положения, касающиеся свободы ассоциации, и положения о праве на создание профсоюзов и вступление в них. Суд рассматривал вопрос о свободе ассоциации, а не вопрос о профсоюзах, поскольку данные дела установили широкий принцип, применимый и не в связи с профсоюзами.

Во-вторых, рассмотрение этих дел отражает учет Судом различных подходов к профсоюзной деятельности, существующих в государствах-членах Совета Европы.

Право на ассоциацию (объединение) закреплено и в ст. 5. Европейской социальной Хартии. Она гласит: "В целях обеспечения или поощрения свободы трудящихся или работодателей создавать местные, национальные или международные организации для защиты своих экономических и социальных интересов и вступать в эти организации. Договаривающиеся стороны обязуются обеспечить, чтобы национальное законодательство не ограничивало эту свободу или чтобы оно применялось таким образом, что в результате ограничивалась бы эта свобода. Степень применимости гарантий, предусмотренных в настоящей статье, к полиции определяется национальными законами или положениями. Принцип, регулирующий применение этих гарантий к военнослужащим, и степень их применимости к лицам этой категории также определяются национальным законами или положениями (21)".

В отличие от статьи 11 Европейской конвенции по правам человека, данная статья не содержит специальных положений в отношении гражданских служащих и, следовательно, они имеют право на все гарантии, предусмотренные статьей 5 (22). Единственной категорией работников, на которых статья 5 не распространяется в полном объеме, являются военнослужащие и, в определенной степени, сотрудники полиции. Государство может ввести полный запрет на создание упомянутых организаций в вооруженных силах и может ограничить свободу создавать такие организации для сотрудников полиции (при том условии, что эти ограничения не будут касаться самого существа такой свободы).

Статья 5 защищает свободу трудящихся (23) создавать "организации для защиты своих экономических и социальных интересов" или вступать в такие организации. Она защищает индивидуальное право работников создавать профсоюзы или вступать в них и коллективное право созданных таким образом профсоюзов организовывать свою работу и действовать в интересах своих членов. Что касается последнего, то такая свобода, безусловно, выходит за рамки создания и роспуска профсоюзов и членства в них и охватывает также другие организационные вопросы (выборы должностных лиц, управление средствами, проведение заседаний и т. д.), включая вопросы эффективного функционирования профсоюзных организаций. Поэтому ограничение свободы профсоюзов вести переговоры с работодателями в целях заключения коллективных договоров или организовывать митинги является нарушением статьи 5. Профсоюзам должен быть разрешен доступ к местам работы в связи с их профсоюзной деятельностью, однако этот доступ может быть ограничен с учетом законных интересов работодателей, в том числе с учетом соображений эффективности, безопасности и конфиденциальности. Законодательство, запрещающее профсоюзам принимать дисциплинарные меры в отношении своих членов, отказавшихся участвовать в законных забастовках, или возмещать членам профсоюзов суммы штрафов, наложенных в соответствии с законом за участие в забастовках, является посягательством на независимость профсоюзов и противоречит статье 5.

Согласно статье 5 Договаривающиеся Стороны обязуются "обеспечить, чтобы национальное законодательство не ограничивало свободу создавать профсоюзы или вступать в них. По мнению Комитета независимых экспертов, это положение содержит как негативное, так и позитивное обязательство. В соответствии с первым из них Договаривающиеся Стороны не должны запрещать ни одному работнику и ни одной группе работников, за исключением военнослужащих, создавать профсоюзы или присоединяться к ним, а также, с учетом положений статьи 31, приостанавливать деятельность таких профсоюзов или распускать их. Требование об обязательной регистрации или лицензировании профсоюзов само по себе не ущемляет свободу создавать профсоюзы или присоединяться к ним; оно допустимо при условии, что обеспечены надлежащие процедурные гарантии от злоупотреблений, выражающихся в необоснованном отказе выдать лицензию или зарегистрировать профсоюз. Нарушением статьи 5 является установление чрезмерных регистрационных сборов и требований в отношении минимального количества членов профсоюза, при котором он может вести переговоры (78) и в целях заключения коллективных договоров. Государство не должно в законодательном порядке принуждать работников к членству в профсоюзах. В этом смысле свобода создавать профсоюзы или присоединяться к ним включает и свободу не делать этого. Что касается частного принуждения, то государство нарушает статью 5, если его законодательство допускает заключение, до или после поступления на работу, соглашения об обязательном членстве в профсоюзе (24). Работники, создающие профсоюз или вступающие в члены профсоюза, должны быть свободны по закону выбирать, какой профсоюз им создавать или в какой профсоюз вступать. Поэтому если гражданским служащим разрешено вступать лишь в профсоюз, состоящий исключительно из гражданских служащих, то это является нарушением статьи 5.

Второе обязательство, содержащееся в статье 5, - позитивное и касается принятия надлежащих мер с целью гарантировать осуществление права на объединение и, в частности, защитить организации трудящихся от любого вмешательства со стороны работодателей. Речь идет в данном случае о вмешательстве в форме дискриминации работников в вопросах приема на работу, увольнения, продвижения по службе и т. д. по причине их членства в профсоюзе или участия в профсоюзной деятельности. Работники должны быть законодательно защищены от такой дискриминации независимо от размера предприятия.

В завершении Можно сделать вывод о том, что термин свобода ассоциации (объединения) широко используется в странах романской и германской семей права, англо-саксонское право придерживается привычного термина "корпорация"; ассоциации (объединения) во Франции и странах, воспринявших французскую систему права создаются только для реализации идеальных целей; ассоциации в ФРГ, Швейцарии, Австрии создаются как для идеальных, так и хозяйственных целей.

Таким образом, фактически, имеются различные конституционно-правовые подходы к пониманию "свободы ассоциаций": в одной группе стран (Франция и другие страны) свобода объединений признается только в отношении тех ассоциаций, которые созданы с иной целью, чем распределение прибыли (идеальная цель); в другой группе (ФРГ, Швейцария, Австрия) свобода объединений не ограничивается объединениями с идеальными целями, а охватывает и объединения, имеющие хозяйственные цели; страны англо-саксонской системы права вместо понятие "ассоциация", "объединение" употребляют термин непредпринимательские корпорации; принцип свободы ассоциаций получил подтверждение в ЕС и практике Европейского суда по правам человека.

***

(1) Гаджиев ГА. Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в российской федерации (опыт сравнительного исследования). М.: Манускрипт, 1995. С.15.

(2) См.: Ассоциации - основа гражданского общества. Опыт Франции. М.:Изд-во "СканРус", 2001. С.8.

(3) Цит. по: Ассоциации - основа гражданского общества. Опыт Франции. С.9.

(4) Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. С.108

(5) Конституция Греции // Конституции государств Европы. Т.1.М.: Издательство НОРМА. 2001. С.649.

Конституция Итальянской Республики // Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. М.: Издательство БЕК. 1996. С. 243.

(7) Конституционный акт Канады 1982 г. // Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. М.: Издательство БЕК. 1996 .С. 318.

(8) Конституция Княжества Андорра// Конституции государств Европы. Т. 1. - М.: Издательство НОРМА. 2001. С. 231.

(9) Конституция Бельгии// Конституции государств Европы. Т 1. М.: Издательство НОРМА. 2001. С. 345.

(10) Конституция Дании// Конституции государств Европы. Т. 1. М.: Издательство НОРМА. 2001. С. 649.

(11) Конституция Ирландии// Конституции государств Европы. Т. 1. М.: Издательство НОРМА. 2001. С. 811.

(12) Основной закон ФРГ// Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. М.: Издательство БЕК. 1996. С. 156.

(13) Союзы, в свою очередь, подразделяются на хозяйственные союзы (главная цель - предпринимательская деятельность в целях извлечения прибыли) и нехозяйственные союзы. К хозяйственным союзам относятся торговые товарищества, признаваемые субъектами права и регулируемые специальным законодательством; к нехозяйственным союзам относятся такие объединения лиц, которые преследуют так называемые идеальные цели: политические, научные, социальные, благотворительные и т.д.

(14) Изензее И., Кирххоф П. Государственное право Германии в 2-х т. М., 1994. Т.Н. С. .302.

(15) Об общих правах граждан королевства в имперском совете. Основной закон государства от 21 декабря 1867 г.// Конституции государств Европы. Т.1.М.: Издательство НОРМА. 2001. С.119.

(16) Токвиль Алексис де. Демократия в Америке: Пер. с франц. - М.: Прогресс, 1992. С. 378.

(17) Цит. по: Кашкин С.Ю., Кондратьев А.В. Юридические лица в Европейском союзе: вопросы правового регулирования // Юрист-международник. N4.2004. С.9-14.

(18) См.: Кашкин С.Ю., Кондратьев А.В. Юридические лица в Европейском союзе: вопросы правового регулирования // Юрист-международник. N4.2004. С.9-14.

Янг, Джеймс и Уэбстер против Соединенного королевства. Common. Report. 14.12.79, para.167, Eur.Court H.R., Serries В, N 39, p.47. (Гомьен . С.396)

(20) Решение по делу Янг, Джеймс и Уэбстер от 13 августа 1981 г., Serries А, N 44, р. 21-22, para 52.

(21) Европейская социальная хартия // Европейская конвенция о правах человека и европейская социальная хартия: право и практика/Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л.М.: Изд-во МНИМП, 1998. С.506.

(22) Право гражданских служащих на объединение может, однако, быть ограничено в соответствии со статьей 31 Хартии.

(23) Статья 5 касается также организаций работодателей, хотя на практике этот ее аспект не имеет большого значения

(24) Соглашение об обязательном членстве требует, чтобы работник был членом профсоюза. Ранее Комитет независимых экспертов придерживался мнения о том, что статья 5 является "нейтральной" по отношению к таким соглашениям, однако изменил его после дела Янг, Джеймс и Уэбстер (Eur. Court of Human Rights Rep, Series A, No 44 (1981)




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум