5.8. ОПЬЯНЕНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО ИЛИ "РАССТРОЙСТВО СОВЕСТИ"? - Свод законов

5.8. ОПЬЯНЕНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО ИЛИ "РАССТРОЙСТВО СОВЕСТИ"?

5. УГОЛОВНОЕ ПРАВО, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.08)

Курский государственный технический университет

В статье рассматривается вопрос о возможности признания состояния опьянения психическим расстройством. Данный вопрос важен для уголовно-правовой науки, поскольку его положительное разрешение означало бы, что опьянение может рассматриваться как часть медицинского критерия невменяемости. Анализ современных взглядов на медико-социальные характеристики психозов, психических и поведенческих расстройств позволяет определить психическое расстройство как состояние, препятствующее выполнению индивидуумом его обычных социальных ролей. Хотя опьянение может вызывать сходные с психическими расстройствами симптомы, оно само по себе не вызывает социального отчуждения. Тем не менее, злоупотребление одурманивающими веществами негативно оценивается обществом. Ввиду изложенного опьянение должно признаваться поведенческим, а не психическим расстройством. Лица, совершившие преступление в состоянии опьянения, являются вменяемыми и несут за него ответственность.

При рассмотрении проблем, связанных с уголовной ответственностью лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, ключевое значение имеет поставленный еще дореволюционными авторами вопрос о возможности признания таких лиц невменяемыми.

Невменяемость лица определяется наличием двух критериев: медицинского и юридического. Отсутствие хотя бы одного из них препятствует признанию лица невменяемым. При этом медицинский критерий более формализован: он имеется, если у лица диагностировано временное или хроническое психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики. Юридический же критерий является оценочным: нельзя априорно установить, при каких обстоятельствах лицо будет признано способным осознавать свои действия и руководить ими, а при каких нет. Соответственно, целесообразным является более подробное рассмотрение вопроса о возможности включения опьянения именно в состав медицинского критерия невменяемости, а точнее, в состав категории психических расстройств (поскольку опьянение не является ни разновидностью слабоумия, ни болезненным состоянием психики).

Термин "психическое расстройство" довольно часто встречается в правовых документах (более 1000 вхождений в информационной базе "ГАРАНТ"), однако не имеет нормативного определения. Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) выделяет психические расстройства и расстройства поведения в особый класс болезней и проблем, связанных со здоровьем (класс V, коды FOO-F99), включая в него и состояние опьянения. Однако и она не дает общего определения психического и поведенческого расстройств, не конкретизирует, какие из отнесенных к классу V состояний относятся к категории психических, а какие к категории поведенческих расстройств.

По мнению большинства авторов, опьянение не относится к числу психических расстройств. Это в основном обосновывается соображениями недостаточной выраженности психиатрически значимой симптоматики. Так, Г. В. Назаренко, отмечая наличие при опьянении отдельных психических нарушений (в частности, измененного субъективного восприятия ситуации), все же пишет, что опьяневший субъект "сохраняет контакт с окружающими, реагирует на происходящее и действует с учетом складывающейся ситуации: проявляет агрессию в отношении слабых и беззащитных и пасует перед более сильными"(1). А. Н. Игнатов, признавая, что опьянение нарушает психические процессы, тут же указывает, что "у опьяневших не бывает галлюцинаторно-бредовых переживаний, немотивированного психомоторного возбуждения", "у пьяного сохраняется контакт с окружающей средой, его действия носят мотивированный характер"(2).

Однако некоторые ученые не ставят наличие психического расстройства в зависимость от степени выраженности нарушений психики. Этой точки зрения придерживается, например, Б. А. Спасенников, который определяет опьянение как "психическое расстройство, возникающее в результате употребления веществ, оказывающих психотропное, нейротоксическое воздействие на головной мозг"(3).

Наличие таких теоретических разногласий определяет необходимость установления критериев, позволяющих отнести состояние с отдельными проявлениями психиатрической симптоматики к категории психических расстройств. В качестве направляющего при этом можно взять мнение Г. В. Назаренко, который, характеризуя понимание правоведами употребляемых в ст. 21 УК РФ терминов, пишет, что "детально-описательное изложение медицинского критерия представляет собой дублирование учебников по судебной психиатрии, где эти сведения представлены в той же последовательности и в равном объеме", и далее: "вместе с тем, в учебной литературе отсутствует какое-либо указание на эволюцию судебно-психиатрических оценок в рамках медицинского критерия, которая ведет к изменению фактического содержания медицинских признаков невменяемости"(4). Следовательно, при толковании термина "психическое расстройство" надлежит обратиться к медицинской литературе, причем необходимо подходить к вопросу диалектически, с учетом возможной эволюции научных позиций.

В медицине термин "психическое расстройство" традиционно рассматривался как синоним понятия "психическая болезнь"(5). В свою очередь, психической болезнью считалось состояние организма человека с обязательным и преимущественным поражением головного мозга, симптомами которого являются нарушения психической деятельности (6) . Согласно этому определению, опьянение следовало бы отнести к числу психических расстройств.

Однако в последнее время в психиатрии наблюдается тенденция к пересмотру определения психического расстройства. Отмечается, что психическое расстройство - это не любая симптоматика, связанная с нарушениями в психических процессах, а лишь такая, которая препятствует деятельности человека как члена общества(7). Определение тяжести расстройства ставится в зависимость от степени вызываемых им нарушений трудовой деятельности, обычной социальной активности и отношений с окружающими(8). Таким образом, понятие "психическое расстройство" приобретает не столько клинический, сколько социальный смысл: если состояние не сопровождается личностной дисфункцией, не препятствует социализации, не причиняет страдания его носителю, оно не может быть признано психическим расстройством. Этим психические расстройства отличаются от других заболеваний, для установления наличия которых достаточно выявить определенные симптомы.

С медико-социальных позиций стал рассматриваться и термин "психоз" (или "психотическое расстройство"), который традиционно включал в себя все выраженные формы психических нарушений(9). В настоящее время он может быть использован, лишь если нарушения психики достигают такого уровня, что больной становится неспособен к выполнению простых домашних и трудовых функций и в результате этого попадает в социальную изоляцию(10).

Необходимость учитывать социальный критерий психического расстройства приводит к тому, что кратковременные нарушения психической деятельности (длительность которых составляет не более нескольких суток) могут быть признаны психическими расстройствами лишь при условии, что они обуславливают полную неспособность индивида к выполнению нормальных социальных ролей. Обычно это связано с наступлением сумеречного состояния сознания, которое в литературе называется "неотъемлемым признаком диагностики всех временных психических расстройств"(11).

Изложенное выше позволяет установить и содержание термина "поведенческое расстройство". Поведение определяется психиатрией как совокупность действий, поступков, совершаемых индивидом в его взаимодействии с окружающей средой, опосредованных внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью(12). Обобщая признаки прямо называемых в МКБ-10 поведенческих расстройств (клептомании, пиромании, патологического влечения к азартным играм, трансвестизма и т.д.), можно определить поведенческое расстройство как нарушение поведения, которое связано с трудно преодолимым, но все же контролируемым влечением субъекта к совершению не одобряемых обществом действий. Способность к нормальной жизни в обществе у таких лиц, как правило, сохраняется. Зачастую обнаружение расстройства другими лицами происходит лишь случайно, несмотря на продолжительность и частоту действий субъекта.

Теперь можно сделать вывод о том, к какой из рассмотренных категорий ("психотическое расстройство", "психическое расстройство" или "поведенческое расстройство") можно отнести состояние опьянения:

1. Поскольку при простом опьянении не наблюдаются грубые расстройства сознания, сохраняется способность к контакту с окружающими, оно не может быть признано психотическим расстройством. Тем не менее, необходимо учитывать существование редких случаев, когда употребление алкоголя или наркотиков вызывает грубые нарушения психики, как правило, связанные с галлюцинаторными и бредовыми переживаниями (патологическое алкогольное опьянение и психотическое наркотическое опьянение). Хотя в таких случаях наркологами ставится диагноз "острая интоксикация", а не "психотическое расстройство"(13), лицо в этой ситуации полностью неспособно к нормальному взаимодействию с окружающими, а нарушения психики достигают психотического уровня, что позволяет признать такое состояние временным психическим расстройством. Такие лица, как правило, признаются невменяемыми. Наступление этих состояний является непроизвольным и довольно редким, а их характер препятствует осуществлению заранее спланированных действий.

2. Употребление алкоголя и наркотиков, не связанное с болезненной зависимостью от них, не приводит к разрушению общественных связей лица, обычно не препятствует его трудовой деятельности. Более того, в некоторых случаях (в основном это касается алкоголя) оно является фактором, способствующим формированию и укреплению социальных связей. С субъективной точки зрения данная разновидность опьянения также не является нежелательным или неприятным состоянием, не причиняет лицу страданий. Ввиду этого простое опьянение следует отнести к категории поведенческих, а не психических расстройств. Лица, совершившие преступление в состоянии опьянения, должны признаваться вменяемыми.

3. Поскольку медицинский критерий невменяемости при совершении преступления в состоянии простого опьянения отсутствует, влияние опьянения на способность лица осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими должно оцениваться при установлении вины и прочих признаков субъективной стороны состава преступления.

***

(1) Назаренко Г. В. Невменяемость: Уголовно-релевантные психические состояния. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 159, 163.

(2) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. - М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. С. 33-34.

(3) Спасенников Б. А. Принудительные меры медицинского характера: история, теория, практика. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 233.

(4) Назаренко Г. В. Невменяемость в уголовном праве. Орел: 1994. С. 69.

(5) Георгадзе 3. О., Царгасова Э. Б. Судебная психиатрия: Учебное пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ, Закон и право, 2003. С. 6.

(6) Волков В. Н. Судебная психиатрия: Учебник. - М.: Бек, 1998. С. 283.

(7) Георгадзе 3. О., Царгасова Э. Б. Указ. соч. С. 25.

(8) Каплан Г. И., Сэдок Б. Д. Клиническая психиатрия. В 2-х т.. Т. 1. - М.: Медицина, 1998. С. 57.

(9) Менделевич В. Д. Психиатрическая пропедевтика: практическое руководство для врачей и студентов. - М.: Техлит, Медицина, 1997. С. 32.

(10) Каплан Г. И., Сэдок Б. Д. Указ. соч. С. 74.

(11) Волков В. Н. О временных психических расстройствах у обвиняемых и судебно-психиатрических подходах к ним // Закон и право. 2003. N 9. С. 47.

(12) Блейхер В. М., Крук И. В. Толковый словарь психиатрических терминов. В 2-х т. Т. 2. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. С. 95.

(13) Погосов, А. В. Проблемы наркологии (лекционный курс). - Курск: КГМУ, 2005. С. 13-14.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум